Под градусом

Вино Австралии

Сегодня в Австралии около 2500 виноделен, половину всего местного вина производят 15 крупнейших компаний, им же принадлежат 20% виноградников.
Но первые скрипки все же остались за семейными небольшими хозяйствами – они и задают сегодня тренды, они и производят культовые вина.

Бремя винодела

Все начиналось в конце XVII века, когда у острова был имидж земли каторжан. На самом деле «на выселки» отправляли в Восточную Австралию, а Южная Австралия осужденных не пускала и продавала землю колонистам, среди которых были и весьма благопристойные члены европейского общества. С ними прибыла и обширная коллекция сортов винограда, и первые виноградники появились у Сиднея, а в 1820–40-х годах виноделие развивалось в промышленных масштабах уже в Новом Южном Уэльсе, Западной Австралии, Виктории, Тасмании и, естественно, в Южной Австралии.
Например, среди тех, кто поднимал осси-вайны, были немцы-лютеране c фамилиями Хенчке, Датчке, Каллеске – ныне мировые бренды. Отрасль развилась настолько, что вышла на внешние рынки – основными покупателями стали Великобритания и США.

Через тернии

Наступивший XX век не был временем сплошного успеха в виноделии. Можно сказать, он был временем перманентного кризиса перепроизводства и связанного с ним падения цен и раскорчевки виноградников. Но как только в 1980-е мир заговорил об австралийцах, виноградники начали быстро высаживать вновь: 12 000 га за пару лет – это не шутка!
Выгодная пропорция цены и качества – вот что позволило винам Австралии с 1980-х гордо шествовать по миру.

Любимец публики

Сорт «шираз» считается главным винодельческим достижением. Но так было не всегда. Его долго считали едва ли не сорняком – в моде был «каберне совиньон». Страдал «шираз» по полной – его заизюмливали для выпечки или делали из него белые вина. Как сорт-икона «шираз» родился в Долине Баросса, где собралось созвездие талантливых виноделов. Сегодня среди выдающихся «баросс» – Penfolds, Henschke, Peter Lehman, Two Hands, Torbreck.
А тогда понадобилось лишь однажды устроить дегустацию для британских Master of Wine, которые с восторгом открыли для себя «шираз» заново. И современный мир наслаждается мощными сочными фруктовыми винами с ноткой перца и ароматом эвкалипта.

Сортовой беспредел

Но не ширазом единым славится страна. Австралийцев часто упрекают в максимализме. У средней винодельни вполне может быть 30 вин в ассортименте. А почему бы нет, если так много отличных сор­тов и микротерруаров под них. И законодательство не ограничивает. Поэтому виноградники, высаженные 150 лет назад, до сих пор плодоносят: можно встретить самые старые в мире лозы «каберне совиньона», «гренаша», «шираза», «мурведра».

Красные

В Бароссе выпускают полнотелые красные из «шираза» и «каберне совиньона», а шардоне предпочитают выдерживать во французском дубе. Минеральный совиньон блан – фишка Аделаидских холмов.
Интересно
Лет десять назад в нескольких регионах высадили «саперави» — и он дал вина с взрывной ароматикой и вполне приличным балансом.

Белые

Рислинг в Клэр и Иден показывает весьма интересные результаты и вполне может стать главным белым сортом Австралии.

Шампанское и портвейны

В Ярре и на Тасмании, к примеру, климат подходит для бургундских и шампанских сортов – «шардоне», «пино нуар» и «пино менье». А среди топовых ассамб­ляжей – бордоские, особенно из Маргарет-Ривер и Долины Макларен. Для вин же в стиле портвейнов культивируют португальские «турига насьональ», «тинта рориш» и «тинта као».